13 декабря 2017, ср 1:13

бел рус eng

Миллионы в чемоданах: Что известно о деле Сулеймана Керимова 7

14:47 7.12.2017 — В мире

Последние подробности, связанные с арестом российского олигарха.

Апелляционный суд во Франции отклонил требование поместить сенатора Сулеймана Керимова под арест, но увеличил сумму залога для содержания под подпиской о невыезде в восемь раз. РБК собрал все, что известно о деле Керимова

Что случилось

Апелляционный суд в городе Экс-ан-Прованс в среду, 6 декабря, не стал возвращать под стражу российского миллиардера и члена Совета Федерации Сулеймана Керимова. Сенатор останется под подпиской о невыезде, однако сумма залога увеличена с €5 млн до €40 млн, сообщила журналистам сотрудник прокуратуры по итогам заседания, передают ТАСС и «РИА Новости». Представитель Керимова в Совете Федерации Алексей Красовский отказался от комментариев РБК насчет апелляции.

Сенатор от Дагестана был задержан в аэропорту Ниццы 20 ноября. 23 ноября ему было предъявлено обвинение в отмывании денег и налоговом мошенничестве. В тот же день суд отпустил Керимова под подписку о невыезде (сенатор не должен покидать пределы департамента Приморские Альпы) и залог в €5 млн. Впоследствии прокуратура потребовала изменить меру пресечения на арест и подала апелляцию на решение суда.

Сенатор якобы незаконно провозил во Францию крупные суммы наличности, на которые покупал недвижимость через подставных лиц. По данным телеканала France 3, Керимов недоплатил во французский бюджет налогов с общей суммы, которая может достигать €400 млн. В операциях по купле-продаже Керимову якобы помогала риелтор, которая также была задержана.

По данным французских СМИ, всего сенатор мог приобрести пять вилл с участками земли в районе престижного мыса Антиб, одна из которых была затем перепродана. Общая площадь четырех оставшихся участков достигает 90 тыс. кв. м. По словам помощника Керимова Алексея Красовского, сенатор не является собственником какой-либо недвижимости за пределами России. Данных о зарубежной недвижимости нет и в декларации, которую сенатор подал в Совет Федерации.

О том, что французская полиция проявляет интерес к четырем виллам (Hier, Medy Roc, Lexa и Fiorella), расположенным по соседству в Антибе, газета Nice-Matin сообщила еще в марте этого года. Следователи с 2014 года изучали деятельность французского юриста Стефана Кьяверини и пришли к выводу, что он был посредником при продаже этой недвижимости. Издание называет Кьяверини «специалистом по созданию офшорных схем», цель которых — уход от налогов. В феврале 2017 года издание Mediapart сообщило, что 45-летний адвокат создал схемы и десятки подставных компаний, которые помогли провести мимо французской казны «около €100 млн». «Самая крупная транзакция», по данным Mediapart, была связана с виллой Hier, продажу которой швейцарская семья Боргетти в 2008 году доверила Кьяверини.

Полиция и налоговики решили найти реального владельца вилл, для чего в феврале на Hier был проведен обыск. В результате правоохранительные органы получили документы, свидетельствующие, по данным Nice-Matin, что этот и три соседних участка принадлежат Керимову.

Детали предполагаемой мошеннической схемы 4 декабря раскрыл журналистам прокурор Ниццы Жан-Мишель Претр. Исходя из заявлений прокурора и сообщений французской прессы со ссылкой на данные полиции, в течение некоторого времени Керимов якобы тайно переправил во Францию от €500 млн до €750 млн, используя банковские переводы и провозя наличные в чемоданах. Согласно телеканалу France 3, часть ввезенной во Францию суммы (около €40 млн), предположительно, была обналичена со счетов в Швейцарии или Монако.

Легализовать средства Керимов, по мнению следствия, решил через скупку элитной недвижимости. При посредничестве Кьяверини швейцарский бизнесмен Александр Штудхальтер, который называл Керимова «давним другом и деловым партнером», покупал виллы на мысе Антиб на свое имя, но для российского сенатора. Официальная сумма сделки по купле-продаже недвижимости, с которой уплачивались налоги, была в несколько раз ниже реально полученной продавцом суммы. Незадекларированная часть передавалась наличными деньгами.

В одном случае стоимость сделки составляла €35 млн, но продавец, считают полицейские, получил на €61 млн больше. Другая вилла, рассказал прокурор, была официально куплена за €37 млн, хотя до этого была выставлена на продажу за €150 млн. В итоге, уверяет Претр, к официальной стоимости «добавились десятки миллионов евро наличными и до €5 млн комиссии».

Всего, заявил прокурор Претр, обвинения выдвинуты против 12 человек, включая Керимова. Следствие интересуется и продавцами вилл. На прошлой неделе агентство Bloomberg со ссылкой на прокуратуру швейцарского кантона Вале сообщило, что ведомство передает французским коллегам информацию о бизнесмене Филиппе Боргетти, бывшем владельце виллы Hier.

Сколько продлится следствие по делу Керимова, пока неизвестно.

Новый владелец вилл Штудхальтер утверждает, что деньги, на которые они были куплены, не связаны с российским сенатором. В разговоре с РБК он подчеркнул, что представляет интересы анонимной семьи миллиардеров, а давление на него самого и на Керимова как его давнего бизнес-партнера связано с желанием французских властей «несправедливо собрать налог».

Пошлины и налоги

Покупка и владение недвижимостью во Франции является затратным мероприятием: владелец должен уплатить несколько видов разовых и регулярных налогов.

Во-первых, при покупке жилья накладываются пошлины, связанные с переходом права собственности. В разных регионах они составляют от 5 до 5,8% стоимости жилья. Уже купив недвижимость, владельцы обязаны платить налог на имущество и налог на проживание, что составляет несколько тысяч евро ежегодно.

На элитную недвижимость распространяется еще и налог солидарности на состояние (по сути, налог на богатство), начисляемый по прогрессивной шкале. Для активов, оцененных в €10 млн и выше, налоговая ставка составляет 1,5% в год от стоимости. Коммерческое использование жилья, например сдача в аренду, также подлежит налогообложению.

Что грозит Керимову

Во Франции уклонение от уплаты налогов в составе группы лиц — серьезное преступление, сообщил РБК юрист-международник Валерий Ванин. «Уголовную ответственность за мошенничество в этой области устанавливает ст. 1741 Налогового кодекса Франции», — говорит Ванин. Эта статья предполагает наказание до семи лет лишения свободы с одновременным штрафом €2 млн, отмечает юрист.

За налоговые мошенничества в республике наказывают независимо от рангов и званий, говорит Ванин. По ст. 1741, если нашлись лица, которые способствуют изобличению или открытию информации, при вынесении приговора им по закону не могут дать больше половины срока, который назначат основным фигурантам дела. Очень часто на показаниях таких свидетелей строится обвинительная часть, отметил юрист-международник.

Для определения вида и размера наказания важно установить, имеются ли у деяния отягчающие обстоятельства, рассказал РБК заместитель председателя коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Владислав Капканов. Если суд признает наличие такого рода обстоятельств, то срок наказания увеличивается до максимального с применением штрафа, отметил он.

Кроме того, отмывание денег и иного имущества, в котором также обвиняют Керимова, согласно ст. 324-1 Уголовного кодекса Франции карается тюремным сроком до пяти лет и штрафом в размере до €375 тыс., пояснил РБК французский адвокат Фредерик Бело. Под отмыванием в этой статье подразумевается легализация средств и активов, полученных прямо или косвенно в результате преступления или правонарушения.

Что касается дипломатического иммунитета, которым обладает Керимов, будучи сенатором, выдвинутое обвинение не вытекает из обстоятельств исполнения должностных функций, считает Капканов. «Защите необходимо ссылаться на дипломатический статус, но суд сохранит возможность проигнорировать его», — отмечает адвокат.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин связывает дело Керимова с усилением международной борьбы с отмыванием денег: и в Европе, и в США принимаются все новые законодательные акты, инициируются расследования, связанные с офшорными компаниями, эта сфера регулируется все более и более серьезно.

Дмитрий Литвинский из Адвокатской палаты Парижа (старейшая адвокатская организация Франции), который специализируется на делах с участием иностранных граждан, отметил, что в последнее время в стране выросло число задержаний физлиц с крупными наличными суммами, как правило, незадекларированными. «Сам факт открытия уголовного дела вне зависимости от его завершения чреват для подследственного, особенно для иностранца, серьезными ограничениями», — говорит Литвинский. Адвокат считает, что политическая составляющая этого дела преувеличена: «Нередко прокурор и судья исходят из более приземленных соображений и не обращают внимания на политический контекст отношений между Францией и другой страной».

Написать комментарий (7)