16 октября 2018, вт 4:44

бел рус eng

Белорус в Пекине: Обмен денег там похож на покупку машины фотографии 3

19:32 12.01.2018 — Общество

Минчанин Илья рассказал о своих приключениях в Китае.

Минчанин Илья – настоящий фанат «Вандровак». Как только он видит заманчивое предложение, начинает собирать рюкзак, пишет citydog.by.

«НУЖНО БЫТЬ ОСТОРОЖНЫМ С ДРУЖЕЛЮБНЫМИ ЛЮДЬМИ»

– О Китае я никогда не мечтал, но тут увидел просто нереальную цену – 133 евро за перелет из Минска в Пекин с пересадкой в Киеве. Но схема была странной: вылетаешь ты из Минска, а назад летишь почему-то в Ереван. Я договорился, чтобы вещи мне вернули в Киеве. На меня ругались, сказали «ты больше никогда с нами не будешь летать, если такое еще раз повторится», ну ок – главное, что мне удалось выскочить.

По моим представлениям, Китай – это просто космос. Хотя шарлатанство начинается с первого шага. Например, в аэропорту комиссия за обмен валюты – 10 долларов. Тут же таксисты, которые кажутся работниками аэропорта – они в белых рубашках, в форменной одежде, – начинают втюхивать свои услуги. Отказаться очень сложно. Так что, когда едешь в Китай, нужно тренировать твердое «нет».

Нужно быть осторожным с дружелюбными людьми в центре – обычно они хорошо знают английский, в отличие от подавляющего большинства местных. Общение с ними может закончиться разводом – и меня развели!

Так вышло, что моя знакомая, которая живет, учится и работает в Израиле, должна была по обмену от университета поехать в Китай. Это было как раз во время моего путешествия. И, когда мы обсуждали, кто что собирается делать в Пекине, она упомянула, что хочет побывать на чайном рынке. Она сказала, а я подумал: ну хорошо, чай и чай, но все-таки запомнил это.

И вот я тусуюсь на площади возле Запретного города, и ко мне подходит улыбчивый китаец, начинает расспрашивать, откуда я и как дела. А я помню, что мне говорили быть осторожным с дружелюбными людьми, поэтому отвечаю ему сухо. И тут он спрашивает: а чем ты собираешься сейчас заниматься? Говорю, люблю гулять в одиночестве, чтобы прекратить любые его дальнейшие поползновения. На что он отвечает: окей, а я собираюсь на чайный рынок.

И тут у меня в уме вспыхивает разговор со знакомой. А он продолжает нагнетать: сегодня и завтра последние дни, когда проходит фестиваль чая. Если хочешь, можешь пойти со мной. В итоге мы проехали на метро, прошли пешком и попали в один из павильончиков рынка. Нас встретил хозяин и начал по чуть-чуть предлагать попробовать чаи – в общем, устроил чайную церемонию.

А чувак, который меня привел, от души рекомендует купить чай именно сейчас, пока я с ним, мол, потому что для местных цены гораздо ниже, чем для иностранцев. В итоге за две упаковки «для своих» продавец запросил 80 баксов. Даже у нас такой же чай можно купить раза в три дешевле. Покупать я отказался, и в итоге мне насчитали 20 долларов за чайную церемонию. И я понял, какой я лох. Но зато я разведал, где находится это место, и показал его той самой знакомой. Вот такой полухэппиенд.

«СУП-ЖЕЛЕ ОСИЛИТЬ НЕ СМОГ»

У меня есть правило: я никогда не изучаю информацию о городе перед поездкой, чтобы были по-настоящему свежие впечатления. Из планов была только Китайская стена и Запретный город, а в остальном – ходить, блуждать и полагаться на случай. Мне понравилось.

Так я, например, забрел в забегаловку в трущобах. Там витрина, и в ней все подмерзшее: перепелиные яйца, зелень, орехи, мясо. По-английски, конечно, никто не говорит, и тут начинается жестовый «махач» – попытки объясниться с помощью жестов.

Главное, что мне нужно было сказать, что я не ем мясо. Хорошо, что эту фразу мне написал тот парень с чаем – на прощание. Хозяйка заведения показала, что я могу выбрать. А я изрядно проголодался, поэтому нагрузил целую мисочку замерзших продуктов, хотя понятия не имел, как это будет готовиться. Выходящий из кафе мужчина, видимо постоянный посетитель, посмотрел на мою миску, на меня и даже похлопал по плечу, мол, мужик, знатно навалил!

В итоге оказалась, что все это заливается водой и готовится как суп. Все продукты разбухли, и у меня получилась огромная миска острого супа. У меня текли слезы, я потел, но пытался его съесть. Женщина смотрела на меня с такой досадой.

Приступил я с энтузиазмом, но быстро понял, что каждая ложка дается очень тяжело. Она, глядя на мои мучения, предложила за счет заведения орешков на закуску. Для меня было открытием, что еду можно так буквально нагребать ковшом.

Мне очень понравилось мороженое с необычными вкусами. Я покупал себе фасолевое, гороховое и кукурузное. Сладкий гороховый вкус мне показался настолько интересным, что захотелось найти какой-то способ привезти его домой. Конечно, я его не нашел, поэтому всем пришлось просто верить на слово.

Еще я попробовал суп, похожий на желе. И не смог его съесть. При всей запрограммированности с детства, что посуда любит чистоту, это было выше моих сил. Такая первая психологическая травма в Пекине. А вот их большие пельмешки баоцзы оказались вполне неплохими. Но в целом еда в Пекине показалась мне безвкусной, скучноватой.

«ОБМЕН ДЕНЕГ ПО СЛОЖНОСТИ ПОХОЖ НА ПОКУПКУ МАШИНЫ»

Мне понравилась архитектура, я работаю с урбанистами, поэтому тоже начал обращать на нее внимание. Там много высоких зданий, которые все равно выглядят уютно. Китайцы очень здорово работают со средой. Например, в Минске я такого уюта не чувствую. А там он есть при всей многомиллионности города и диком трафике.

Пекин достаточно зеленый, поэтому люди там много гуляют, проводят время на улице, общаются. Не только подростки, но и взрослые. Я, например, видел группу мужчин возраста моих родителей, которые на улице играли в сокс.

А еще мне показалось, что там очень рано ложатся спать, поэтому, наверное, все рано закрывается, и это огромная проблема. У нас разница во времени пять часов. И когда ты привык по своему часовому поясу просыпаться в восемь, то по местному просыпаешься где-то в час дня. В итоге на то, чтобы решить необходимые вопросы или куда-нибудь сходить, остается пара часов.

Например, кассы Запретного города закрываются в 16 часов, а банки работают до 5 вечера. Причем никаких работающих банкоматов или обменников в принципе нет. Если вдруг у вас закончились юани вечером, то нужно ждать открытия банков – валюту можно обменять только там.

Процедура обмена – это тот еще танец с бубном. Заключается договор: нужен паспорт, его копия, куча подписей. Как будто машину покупаешь – очень зловеще.

В этом чувствуется влияние коммунизма, которое в целом не слишком заметно. Кроме того, заблокированы Facebook, Google и YouTube, но через VPN и анонимайзеры можно сидеть без проблем.

Китайцы очень ответственно относятся к работе. Например, в автобусах часто есть дежурные, которые следят за тем, чтобы все прикладывали проездные к валидатору. Либо же за этим наблюдает водитель.

Кстати, к нему можно обратиться с любым вопросом. Водитель обязательно начнет отвечать вам, как сможет, и обязательно будет смотреть в глаза, чтобы убедиться, что вы это поняли. Поведение людей на дороге у меня вызвало удивление и восхищение одновременно. Я сидел возле оживленного перекрестка, на котором не было ни светофора, ни знаков, но все вполне неплохо мирились друг с другом.

А еще классно организована работа в метро. Когда подъезжает поезд, люди стоят в очереди, чтобы зайти в вагон, а не наваливается общая куча-мала. Что меня действительно поразило, так это то, что они могут пополнить транспортную карточку, просто приложив ее к телефону. Китайских технологий Минску явно не хватает.

«ЛЮДИ В МАСКАХ ВСТРЕЧАЛИСЬ ИЗРЕДКА»

Еще один неприятный момент был связан с отношением к туристам. Видимо, лицом не вышел – сразу бросаюсь в глаза китайским разводилам. Я поехал на Китайскую стену – нашел, как можно добраться общественным транспортом. На автобусе доехал до другого города, а в интернете было сказано, что оттуда ездят микроавтобусы.

Я еду и смотрю по навигатору, что я въехал в город, откуда отправляются микроавтобусы. На остановке вскакивает китаец и тыкает в меня пальцем: «Уou, go!» Мол, ты на Китайскую стену? Выходи, поехали. Я спрашиваю: «Вы водитель микроавтобуса? Сколько стоит?» Он насчитал 60 долларов. Объяснил это тем, что основной поток туристов уже прошел, поэтому мне придется ехать одному. В итоге я договорился за 20 баксов, а мог бы вообще за копье на местном автобусе. Об этом мне рассказала девчонка из Чили, с которой я познакомился на остановке по пути назад.

Китайская стена – это спорт. Это учитывая, что на саму стену меня поднимал подъемник. Там не только красивые виды, но и азарт – попасть в разные башенки. Было жарко, около 30 градусов в начале июня. Я вспотел, устал, но посетил только половину башенок, доступных для туристов.

А вот Запретный город меня почему-то не впечатлил. Это совокупность стен, коридоров, мест для молитв, невысоких сооружений – это дворцы. Но вообще к нему я отнесся довольно формально: зачекинился – и хорошо. Запретный город хорош еще тем, что там есть обзорная площадка, откуда открывается вид на него целиком и немного на Пекин.

Центральная часть малоэтажная, а вот в новых районах под бизнес-центры строят небоскребы. Они, кстати, были видны – смога не было.

Вообще с экологией плохо, но я ожидал худшего. Может, приехал в удачный период: люди в масках встречались изредка. Сейчас в Китае делают все возможное, чтобы спасти экологию. Запущена программа перехода на электротранспорт, чтобы максимально снизить выхлопы. У них очень много электромотороллеров, которые непривычно тихие, и электровелосипедов.

«ПОДУМАЛ, ЧТО 15 КИЛОМЕТРОВ ДО АЭРОПОРТА ДОЙДУ ПЕШКОМ»

В целом в любой из поездок мне интереснее всего смотреть на разницу между людьми. В Китае, несмотря на «коммунизм», очень сильно чувствуется социальное расслоение. Тут вдоль дорог трущобы, а по дорогам ездят Tesla Model X. Кстати, благодаря советскому прошлому у нас много общих песен. Например, они поют «Катюшу». Мы с соседом в самолете на двух языках спели «Подмосковные вечера».

Люди открыты, но на своем языке. У меня был англо-русско-китайский офлайн-словарь. Я пытался слушать фразы и повторять. Но меня ни разу никто не понял, хотя, мне кажется, повторял я достаточно похоже, у меня музыкальный слух. Был смешной случай, когда я хотел купить литровую бутылку воды, а на прилавке были только по пол-литра. Но, как я ни объяснял, хотя, казалось бы, посыл простой, продавец так меня и не понял.

Интересно, что хостелы разделены: одни для местных, другие для иностранцев. На карте я нашел хостел с точно таким же названием, как и у моего. Сначала пошел туда, а там одни китайцы – на меня смотрели с удивлением.

Мой оказался в паре кварталов дальше. Интересно еще то, что в Китае всё для невысоких людей. Я хоть и не гигант, но в душе приходилось сгибаться в три погибели.

В самом конце поездки меня ждало очередное приключение. Получилось так, что я опоздал на последний поезд в аэропорт. У меня были деньги на транспортной карточке, и все – юани закончились. Уехал поезд, а рядом стоят ухмыляющиеся бомбилы, мол, поезд то тю-то – поехали с нами. Мне стало так обидно, что у меня «горе», а они лыбятся. Поэтому подъехал на автобусе 5 километров, оставалось еще 15. Я решил остальное пройти пешком – подумал, что из центра Минска до Каменной горки я как-то 10 километров осилил, еще 5, наверное тоже, пройду.

Пошел смело, но километров через шесть понял, что изрядно подустал. Я начал автостопить. Первой остановилась достаточно дорогая машина. Пытаюсь объяснить, что у меня нет денег, он кивает – давай-давай, садись. Я думаю, наверное, все хорошо, но продолжаю повторять «ноу мани». Как только водитель наконец понял, что «мани» действительно «ноу», сразу же высадил меня из машины.

Буквально минут через 10 остановилось такси. Я продолжаю повторять, что у меня нет денег. Водитель так удивленно: «Да? Ай, ладно, давай садись». И он бесплатно довез меня до аэропорта. Я ему предлагал китайские сладости, которые вез в подарок, но он невозмутимо сказал, что ему ничего не нужно.

Вроде таксисты – люди, которые на туристах как раз имеют хороший кэш, но попадаются и такие ребята. Хотя это, уверен, человеческий фактор, а не национальный.

Написать комментарий (3)