18 ноября 2018, вс 10:55

бел рус eng

Калмыки: Как единственный в Европе буддийский народ защищает свой язык фотографии 5

15:17 13.02.2018 — Политика

Калмыки сохраняют свою идентичность.

Иногда кажется, что экзотические, далекие от нас народы и культуры находятся где-то на большом отдалении от Беларуси. И чтобы почувствовать и увидеть собственными глазами абсолютно отличающуюся цивилизацию, необходимо ехать на другой континент, на другую часть земного шара. Невероятно, но все эти стереотипы легко разрушаются одной российской республикой — Калмыкией, пишет nn.by.

Калмыкия в представлении белоруса это некая далекая от него земля. Вряд ли многие белорусы могут показать на карте хотя бы приблизительно, где же эта республика находится. Удивительно, но расстояние от Беларуси до Калмыкии чуть больше тысячи километров.

И наверное, вряд ли на таком относительно небольшом расстоянии найдешь другую страну, более непохожую на Беларусь, чем Калмыкия. Это единственный регион в Европе, где большая часть населения исповедует буддизм. Современные калмыки являются западными монголами (айратами). Айратов примерно поровну проживает в Монголии, Китае и России. Эти люди являются фактически единым народом, отличаются только их названия: в Монголии аймаки, в Китае элюты, а западные монголы, живущие в России, на берегу Волги, называются калмыками.

Даже само слово «калмык» указывает на географию их расселения. Самоназвание калмыков «хальмг» происходит от тюркского слова «калмак» («тот, который отделился»). И действительно, волжские калмыки живут за 4000 километров от своих соплеменников в Китае и Монголии.

Калмыки стали перебираться на европейские земли, в район Волги, из Джунгарии (Уйгурии) в XVII веке. Однако уже в 1771 году примерно половина калмыков вернулась обратно на свою историческую родину в Джунгарию, а половина осталась в России. Таким образом, калмыки (или айраты) живут сегодня на три страны.

К настоящему времени калмыцкие язык и культура оказались в состоянии упадка, признает популяризатор калмыцкого языка Виктор Манджиев.

«Старшее поколение язык знает, но не видит особой нужды в том, чтобы на нем разговаривать. Молодые люди стараются, но для практики языка нужно время, которого не всегда хватает. Важен здесь и экономический фактор — иногда люди больше заинтересованы в изучении иностранных популярных языков», — говорит Манджиев.

Осознанный отказ от родного языка у калмыков начался еще при СССР, потому что тогда это был фактически единственный способ выживания народа. Настоящей катастрофой стала массовая депортация калмыков и ликвидация Калмыцкой АССР в 1943—1944 годах. Советская власть сочла, что калмыки недостаточно активно боролись против гитлеровцев. Почти весь калмыцкий народ переселили на Урал и в Сибирь. Небольшой народ был рассеян на огромных просторах России. Российский парламент даже принял с свое время постановление, охарактеризовавшее депортацию калмыков как «акт геноцида». В 1956 году калмыков реабилитировали, но за годы ссылки репрессированные калмыки постепенно утрачивали свою идентичность.

Под репрессии попадали даже те калмыки, что сражались в рядах Красной армии и советских партизанских отрядов. Показателен жизненный путь Михаила Хонинова, который был в партизанах и убил около 300 нацистов. Но даже он попал под советскую репрессивную машину и был депортирован. Кстати, Михаил Хонинов сохранил связь с Беларусью и перевел на калмыцкий язык стихи Янки Купалы.

Виктор Манджиев говорит, что с калмыками Китая и Монголии отношения поддерживаются. Лучше остальных традиционную культуру и язык сохранили монгольские калмыки, потому что они живут на территории независимой Монголии. А китайские калмыки, как и российские, ассимилируются.

Употребление языка в сфере образования весьма ограничено — школ с калмыцким языком обучения нет, они были ликвидированы еще в годы СССР. Сейчас школьники изучают калмыцкий язык только как отдельный предмет по два-три часа в неделю.

Но популяризатор языка считает, что в наши дни никакого притеснения со стороны российских властей нет — национальный язык поддерживают на государственном уровне. Существует ряд грантовых программ по поддержке калмыцкого языка и культуры: можно издавать книги на родном языке и проводить различные события.

«Никакого запрета на употребление языка нет. Самое главное здесь — достучаться до сознания людей. Особенно важно убедить старшее поколение разговаривать по-калмыцки, среди них много тех, кто знает язык очень хорошо», — говорит Виктор.

Молодежь сейчас также стремится сохранить родной язык. Замечательный тому пример — мобильное приложение для обучения калмыцкому языку, которое разработал IT-специалист Алексей Зунов. Алексей сейчас работает в транснациональной компании в Таиланде. Он создал мобильное приложение «Хальмг келн» в 2014 году, живя в Москве. Тогда он заметил, что ему не хватало практики — Алексей стал забывать отдельные слова, выражения, поэтому у него и возникла идея создать мобильное приложение, с которым можно было бы ежедневно поддерживать свой уровень калмыцкого языка.

Идея стала развиваться, туда добавили пословицы и поговорки, песни, образцы устного народного творчества и так далее.

Мобильная программа стала востребованной среди калмыков и получила много откликов. Ее скачали около 14 тысяч раз (всего калмыков в России насчитывается около 180 тысяч).

[ArticleImage Id:3717]

По мнению Алексея, ситуация с языком в Калмыкии постепенно исправляется. Он считает, что гражданское общество и государство многое делают для развития калмыцкого языка.

Написать комментарий (5)