22 августа 2019, чт 8:46

бел рус eng

Витис Юрконис: БелАЭС не должно было быть, она нелегитимная 9

16:14 12.02.2019 — Политика

Белорусские власти нарушают международные конвенции, строя АЭС в Островце.

Атомный спор между Литвой и Беларусью длится уже почти десяток лет — с момента принятия решения Минском о строительстве АЭС по российскому проекту в Островце, рядом с Вильнюсом. На прошлой неделе в Женеве стороны Конвенции Эспо высказались не в пользу Белорусской АЭС, сообщает RFI.

Стороны Конвенции Эспо (Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте) 7 февраля по итогам промежуточного совещания одобрили выводы Комитета по выполнению Конвенции Эспо о том, что в документации по оценке воздействия Белорусской АЭС на окружающую среду «упоминаются альтернативные места размещения атомной электростанции и критерии выбора площадки, но не приводится достаточной информации в поддержку и обоснование выбора Островецкой площадки для принятия окончательного решения в отношении этой деятельности в соответствии с конвенцией».

Министр энергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас назвал решение в Женеве историческим. «Решение максимально благоприятное для Литвы. Сегодня в соглашении стран был утвержден вывод о том, что Беларусь при строительстве БелАЭС нарушила международные соглашения и конкретно Конвенцию Эспо, и нарушила эту конвенцию по трем статьям. Так что это окончательное решение», — сообщил Вайчюнас агентству BNS.

Литовский политолог, эксперт по Беларуси и глава литовского офиса Freedom House Витис Юрконис подчеркивает, что решение Конвенции Эспо расставляет точки над «i» — «это позиция всей Европы, не только Литвы».

Витис Юрконис: «Это значит, что атомной станции в Островце не должно было быть, и она нелегитимная. Да, для Беларуси эта новость может восприниматься так: у нас нелегитимный президент, будет нелегимтимная атомная станция. Но в последние годы официальный Минск представляет себя как ответственного члена международного сообщества, что он хотел бы строить безопасность Европы, тот же Минский диалог и так далее… Как сейчас Беларуси быть, когда очевидно, что АЭС противоречит международному праву и правилам, и это признает однозначно и международный орган, и международное сообщество?

Это большой вызов для Беларуси. Риторика риторикой, конечно, мы очень много чего услышим, но решение (Конвенции Эспо) — это факт, и никуда от этого не деться. Да, можно игнорировать международное право, международное мнение, говорить, что это все одна страна — Литва — решила. Спасибо, конечно, но Литва не настолько всемогущая, что смогла убедить все международное сообщество. Решение очевидно показывает, что это — мнение Европы, и с этим мнением белорусским властям надо будет как-то жить».

Решением Конвенции разочарован не только официальный Минск. Белорусские экологические активисты приветствуют решение, но в своем заявлении называют его «чрезмерно мягким», без «каких-бы то ни было дополнительных обязательств» для Беларуси. Объясняет Ирина Сухий, глава общественной организации «Экодом».

Ирина Сухий: «С нашей точки зрения, это очень компромиссное и мягкое решение, потому что в полномочиях или в силах Конвенции Эспо требовать остановки строительства, если нарушена Конвенция и нет договоренности между странами (соседями). Решение могло быть и таким. Но для Беларуси, конечно, выбрать другую площадку на данном этапе — это выглядит нереалистично. Может быть, именно поэтому такое решение (Конвенции Эспо) не предлагалось. Это только со стороны НГО — мы всегда пытались предложить Беларуси остановить стройку, выполнить все свои обязательства и только после этого продолжать что-то или не продолжать».

Само по себе решение в Женеве вроде бы не может изменить позицию Минска, отмечает Ирина Сухий, но показывает, что экспорт белорусской электроэнергии, произведенной в Островце, вряд ли осуществится.

Ирина Сухий: «Литовцы считают, что сам факт того, что АЭС построена с нарушением Конвенции, будет влиять на то, что другие европейские страны не станут покупать белорусскую атомную энергию. Это будет некомильфо — пользоваться электроэнергией со станции, построенной с нарушением международных норм. Беларусь действительно в сложной ситуации — когда запустят АЭС, куда и как будет деваться эта энергия, как мы ее будем потреблять, закроем ли мы какую-то часть газовых станций — сейчас почти 95% у нас электричества производится на газовых станциях. Здесь у нас тоже очень непростая ситуация — технологически. Интегрировать в энергосистему мощности АЭС — непростая задача, которая требует дополнительных вложений, постройки станции горячего резерва, которая должна в пиковые нагрузки включаться-выключаться».

С этим соглашается и Витис Юрконис.

Витис Юрконис: «Есть еще много технических вопросов насчет того, что если все-таки Беларусь будет игнорировать мировое сообщество и будет строить до конца этот росатомовский проект, куда они будут эту энергию поставлять? На внутренний рынок? Понятное дело… А экспортировать — как это технически делать? Уже было много комментариев, мнений по поводу того, что с экономической точки зрения сама станция не окупается, если энергию не экспортировать. И куда ее можно экспортировать? Я думаю, что там еще не решено очень много технических вопросов.

И это опять говорит об уязвимости самого проекта — он не был согласован с соседями, со многими стейкхолдерами, сторонами, которые должны были участвовать в этом проекте. Да, в странах с режимом понятно, что сверху вниз действует вся модель, но в таких серьезных обстоятельствах проекта такого масштаба, где у Беларуси никакого опыта не было, надо было подходить к этому более ответственно».

Александр Лукашенко не один раз требовал от правительства объяснений по поводу потребления страной электричества после ввода АЭС в эксплуатацию. В ноябре прошлого года он приказал разработать к июню 2019-го план реформ энергосектора. «У нас будет значительный переизбыток электроэнергии, особенно после ввода АЭС. Это главный вопрос в реформировании всего энергетического сектора. И удивительно, что в правительстве пока молчат. Если у вас есть какой-то план, проинформируйте меня», — сказал Лукашенко.

Согласно планам, первый блок Белорусской АЭС должен быть введен в эксплуатацию в 2020 году, второй — в 2021 году. Реакторы и другое оборудование — разработки и производства РФ, главный партнер строительства АЭС — российская компания «Атомстройэкспорт», стоимость строительства — 11 миллиардов долларов, практически вся сумма — это российские кредиты. Россия же будет поставлять топливо для АЭС и забирать отходы.

Написать комментарий (9)