15 октября 2019, вт 6:38

бел рус eng

Валерий Карбалевич: Белорусские власти не извлекут урок из событий 3 июля 10

18:45 11.07.2019 — Общество

До сих пор Лукашенко молчит о трагедии.

Один человек погиб, десять ранены в результате праздничного салюта, который прогремел в Минске 3 июля. Государство обещало гражданам демонстрацию величия и мощи, а посеяло смерть и боль. При этом заметно, что власти с трудом адаптируются к работе в новой инфореальности: чем больше информации выдают правоохранительные органы, тем сильнее недоверие общества к ней. О политических последствиях и возможных уроках трагедии «БелГазета» побеседовала с политологом Валерием Карбалевичем.

- Подобные трагедии возможны в любой стране: в Париже сгорел Нотр-Дам, в США неоднократно происходили аварии. Но подобная трагедия в 3 июля - главный государственный праздник страны - объективно, вне желания кого бы то ни было, становится проблемой политической. Власти тоже понимают это и реагируют на ситуацию с политической точки зрения.

- Как вы охарактеризуете реакцию на трагедию государственных СМИ, Минобороны, Александра Лукашенко?

- Государственные СМИ сразу же, еще ночью, сообщили о трагедии. В былые времена, когда происходили неприятные события, власти либо замалчивали их, либо сообщали с огромным опозданием.

Миниерство обороны, Следственный комитет очень оперативно отреагировали на трагедию, дав свои комментарии и представив выводы. Оба ведомства не отличаются открытостью и прозрачностью работы: мы помним, как Министерство обороны длительное время вообще отрицало дедовщину в армии, как нервно реагировало на многочисленные сообщения о суицидах и других ЧП. Временами от Следственного комитета не добиться информации, кого арестовали, за что, какие обвинения выдвинуты (особенно если речь идет о чиновнике, облеченном властью), а теперь там очень быстро отреагировали и даже арестовали двух инженеров из России, которые сопровождали груз фейерверков.

«СНАЧАЛА АРЕСТУЕМ, А ПОТОМ РАЗБИРАТЬСЯ БУДЕМ»

- Если говорить о минусах, то государственные СМИ сработали в своем стиле. Назавтра о событиях в День независимости рассказывали так: в Минске состоялся парад, торжественное возложение венков, выступление Лукашенко, все замечательно - и только ближе к концу как о неприятном инциденте сообщили про гибель женщины. Думаю, в демократическом обществе трагедия оказалась бы на первом месте, все остальное - фон. Но официальный идеологический концепт априори фиксирует приоритет государства над правами человека: сначала - о государственной мощи и величии и только потом - о трагедии человека. Именно в таком стиле, кстати, в Беларуси трактуется и культ Великой Отечественной войны: главное - героизм, а трагедия, потери - уже на заднем плане. Исходя из идеологического концепта власти и трактовали события, произошедшие 3 июля.

До сих пор (на момент подписания номера в печать. - Ред.) Александр Лукашенко тоже ни слова не сказал о трагедии. В демократической стране глава государства первым делом должен был выразить соболезнования семьям погибшей и раненых - иначе бы его просто заклевали и оппозиция, и СМИ. Но поскольку наша власть неподконтрольна обществу, Лукашенко может позволить себе вообще не комментировать трагедию. От имени белорусского народа и себя лично он выразил соболезнования президенту России Владимиру Путину и семьям погибших в результате наводнения в Иркутской области, а вот с соболезнованиями белорусским гражданам не спешит. Опять-таки, Лукашенко действует в рамках привычной схемы: если случается событие, неприятное для власти, он выдерживает паузу, смотрит на реакцию, оценивает - и только потом высказывается. Так произошло после печально известного «крестолома» в Куропатах, после цыганского погрома, думаю, так произойдет и теперь.

Мне сложно судить о законности задержания инженеров, которые сопровождали фейерверки. Возможно, сами изделия действительно некачественные, возможны серьезные претензии в адрес российской компании-производителя, но у меня есть сомнения в виновности задержанных. Белорусские правоохранительные органы действуют достаточно схематично: поступила команда отреагировать - отреагировали в привычном стиле, дескать, сначала арестуем, а потом разбираться будем. Как с аккумуляторным заводом в Бресте: как только была дана команда разобраться со строительством, первое, что сделали правоохранители, - арестовали хозяина. Сколько времени «не замечали» нарушений при строительстве завода, но как только дали команду - начали действовать.

И последний минус. До выяснения причин трагедии надо было бы прекратить любые салюты. А тут, оказывается, на Купалье, через три дня после трагедии, в день прощания с погибшей во время салюта в Минске, снова устраивают фейерверк в Александрии. Мне это кажется нелогичным и неправильным.

«САМЫЙ АКТУАЛЬНЫЙ ВОПРОС - КТО ВИНОВАТ?»

- Идет следствие, задержаны два россиянина, но компания-поставщик отрицает свою вину. Не обязано ли Минобороны проверять качество закупаемой продукции? За время нахождения Андрея Равкова в должности министра в армии произошло слишком много ЧП. Политические последствия для Минобороны наступят?

- Сложно судить, потому что у Лукашенко свои представления о том, что плохо, а что хорошо. Сколько произошло скандалов с МВД - а министра Игоря Шуневича он держал более восьми лет.

Видите ли, степень вины Министерства обороны - это не такой уж и простой вопрос. В белорусской армии всегда была дедовщина, но только в 2017г., после скандальной смерти Александра Коржича в Борисове, проблема дедовщины переросла в политическую, вызвав реакцию Лукашенко. Я думаю, что свою роль сыграла новая информационная ситуация: если раньше событиями являлось то, что транслировалось по белорусским телеканалам, то сейчас ситуация резко изменилась в связи с развитием интернета. Интернет и социальные сети любую проблему делают более выпуклой и гораздо более громкой и значимой. Ведь и раньше происходили суициды, но не было такой реакции общества.

Всех собак вешать на Министерство обороны, наверное, не стоит, хотя проблем у ведомства предостаточно. Возьмем тот же новый закон об отсрочках - насколько министерство виновато?

Оно решает узкую задачу собственных интересов: не хватает военнослужащих, и ведомство предлагает свои меры пополнения армейских рядов. Министерство обороны не обязано думать об экономике, какой ущерб новый закон нанесет белорусскому образованию, про ущерб IT-сфере. У министерства свои функции, а все остальные решения принимает политическое руководство. Белорусские власти с трудом адаптируются к работе в новых информационных условиях, соответственно, все ведомства, в т.ч. Министерство обороны, тоже с трудом приспосабливается к новой ситуации.

«НАДО РАЗГОВАРИВАТЬ С ОБЩЕСТВОМ»

- Это уже не первая трагедия на День независимости, мы помним и теракты 2008г. Какие уроки власть должна извлечь?

- Какие уроки белорусская власть извлечет, а какие должна извлечь - это совершенно разные вопросы. Власть должна бы усвоить самый главный урок - необходимо вести диалог с обществом: и при принятии закона об отсрочках, и при решении вопроса о параде, потому что значительная часть социума недовольна его последствиями. Надо разговаривать с обществом, если власть действительно хочет продемонстрировать государственное величие в ходе парадов. Надо разговаривать с минчанами, объяснять им, заранее предупреждать о перекрытии улиц. Если устраивать салют, то необходимо предпринять все меры безопасности.

Но я не уверен, что власть извлечет этот урок. Ведь она, напротив, очень гордится, что нет необходимости в контактах с обществом. Когда-то Лукашенко с гордостью говорил: я не отдал т.н. гражданскому обществу контроль над силовыми структурами. Совершенно верно, не отдал - а теперь пожинает плоды, не успевает расхлебывать скандалы. Я не верю, что белорусская власть способна извлечь адекватные политические уроки. Я не говорю о технической работе над ошибками, например, расширить радиус безопасной зоны с нынешних 500 метров до 1000 - это возможно. Но начать диалог с людьми, разговаривать с обществом как с самостоятель-ным субъектом, отчитываться перед обществом - этот урок власть не извлечет.

Написать комментарий (10)