25 августа 2019, вс 19:46

бел рус eng

Наперегонки с собственной тенью 3

16:55 13.08.2019, Александр Гольц — Мнение

Население, услышав об очередной катастрофе тут же вспоминает Чернобыль.

8 августа на центральном полигоне Военно-морского флота России вблизи Северодвинска случилась ядерная катастрофа. Настаиваю, именно ядерная катастрофа. Нет, я совершенно не пытаюсь «нагнетать страсти». Просто много лет назад мне разъяснили особенности новояза военных чиновников: если нет человеческих жертв — следует писать «авария», если же кто-то погиб — «катастрофа». Как видим, традиции эти давно утрачены.

По поводу случившегося военное ведомство выдало сообщение, в котором помимо информации, что имел место взрыв, не было ни слова правды: «На полигоне Минобороны России в Архангельской области при испытании жидкостной реактивной двигательной установки произошел взрыв и возгорание изделия, — сообщили военные. — Никаких выбросов вредных веществ в атмосферу не было, радиационный фон в норме. Погибли два человека, шестеро пострадали. Это представители министерства и предприятия разработчика. Все они госпитализированы».

При этом на сайте администрации Северодвинска уже было размещено сообщение о кратковременном повышении радиационного фона (чуть позже оно будет убрано по требованию военных). Министерство обороны РФ даже не пыталось объяснить, ни каким образом при испытании «жидкостной реактивной двигательной установки» предельно допустимые показатели радиационного фона были превышены в три раза, а естественные показатели в этом районе — аж в 20 раз. Не последовало никаких объяснений, почему военные срочно закрыли для плавания на месяц участок Двинского залива в Белом море. Точно так же не было объяснено, почему при отсутствии опасных выбросов в залив прибыл теплоход «Серебрянка», предназначенный для сбора и хранения жидких радиоактивных отходов. Соврали и о количестве жертв. Пресс-служба Росатома вскоре сообщила о пятерых погибших сотрудниках знаменитого центра экспериментальной физики в Сарове.

Впрочем, и руководители Российского федерального ядерного центра и Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики, выступившие по местному телевидению, ясности относительно произошедшего не внесли. Скорее наоборот. Сообщив, что одно из направлений работы центра — создание малогабаритных источников энергии с использованием радиоактивных делящихся материалов, они упомянули и созданный в США малогабаритный атомный реактор. Любой мог сделать вывод: на морской платформе под Северодвинском взорвался именно ядерный реактор. В России помнят, что это такое. Над Архангельской областью явственно замаячила тень Чернобыля. Да что там Архангельская область! Эхо взрыва докатилась и до Штатов. «Взрыв российской (ракеты. — А.Г.) Skyfall заставил людей побеспокоиться о воздухе вокруг полигона и далеко за его пределами. Это нехорошо!» — написал Дональд Трамп в своем Twitter.

Отдадим должное американскому президенту: именно он первым из официальных лиц сообщил, что за «изделие» постигла катастрофа. Skyfall — натовское наименование ракеты «Буревестник», о котором с таким восторгом рассказывал Владимир Путин, выступая с Посланием Федеральному собранию. По версии главы государства, российские ученые создали ракету, которая благодаря размещенному на борту ядерному реактору может летать бесконечно долго. При этом ракета может маневрировать так, чтобы обойти американскую систему противоракетной обороны. Впрочем, в прошлом году американские СМИ со ссылкой на данные разведки сообщили о нескольких неудачах при испытании «Буревестника».

Насколько можно понять из путаных и противоречивых комментариев ученых и чиновников, самым важным элементом «Буревестника» является «воздушно-реактивный» двигатель, в котором воздух разогревается с помощью радиоактивных изотопов. Если так, то взрыв ракеты не мог обернуться длительным заражением территории. Чем было бы чревато разрушение прямоточного атомного двигателя. Работы над таким двигателем велись и в СССР, и в США и были прекращены как раз из-за опасности заражения. После выступления Путина в 2018-м высказывались предположения, что российским конструкторам удалось усовершенствовать именно его.

Так или иначе очевидно, что погибшие ученые и испытатели из Сарова — первые жертвы, разворачивающейся на наших глазах новой гонки ядерных вооружений. Ее особенность в том, что Кремль бежит наперегонки не с США, а с собственной тенью, с собственными представлениями об угрозах. Так, в качестве причины создания «Буревестника» Владимир Путин называет выход США из Договора по ПРО в 2001 году. Москва уверяет, что, развертывая систему глобальной противоракетной обороны, США пытаются сломать стратегическую стабильность. То есть, попросту говоря, намереваются получить возможность уничтожить Россию ядерным ударом и при этом уцелеть самим. Серьезные эксперты как в США, так и у нас многократно доказали: эти опасения не имеют отношения к реальности. При любых обстоятельствах Москва и Вашингтон сохранят потенциал взаимного уничтожения. Это же относится и ко всем высокотехнологическим военным «игрушкам», с которыми носится Путин, включая, разумеется, и «Буревестник». Даже если достижения российских конструкторов таковы, как их описывает хозяин Кремля, никакого решающего превосходства Москва не получит.

В чем же тогда смысл сверхдорогостоящих и, как видим, довольно опасных разработок? Увы, весь смысл гигантских военных усилий, боюсь, заключается в том, чтобы потешить гордость (кто-то назовет это комплексом неполноценности) главного начальника России. Разворачивается гонка между соискателями сокращающегося военного бюджета. Это гонка за то, чтобы поразить воображение Владимира Путина. При этом подведомственное население в отличие от начальства не испытывает чувства национальной гордости при рассказах о все новых невиданных атомных ракетах. Оно, население, услышав об очередной катастрофе тут же вспоминает Чернобыль и бросается закупать йодсодержащие препараты. Ну и водку, разумеется…

Александр Гольц, «Ежедневный журнал»

Написать комментарий (3)