16 февраля 2020, вс 21:39

«Рассекречивание» по фотографии фотографии 8

13:11 14.02.2020 — Политика

Подробности скандального дела о «госизмене» на калининградской свадьбе.

Летом 2018 года правозащитник Александр Ионов обнаружил в следственном изоляторе "Лефортово" женщину, подозреваемую в государственной измене. Ей оказалась Антонина Зимина – эксперт Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова, директор Балтийского центра диалога культур, который занимался организацией совместных с балтийскими странами мероприятий, сообщает currenttime.tv.

Дело Зиминой засекречено. Известно лишь, что она якобы раскрыла латвийским спецслужбам информацию о сотруднике калининградского управления ФСБ – он был гостем на ее свадьбе в 2015 году. По версии следствия, Зимина отправила в Латвию по интернету фотографию этого сотрудника российских спецслужб, сообщал ТАСС со ссылкой на свой источник.

Муж Антонины Константин Антонец проходит с ней по одному делу. Супругам грозит до 20 лет лишения свободы.

В сентябре 2018 года на телеканале "Дождь" вышел репортаж с интервью, как он сам себя называл, близкого друга семьи Зиминой Русланом Панкратовым. Он предоставил кадры своего личного архива с той самой свадьбы.

В феврале 2020 года стало известно, что ФСБ завершила следствие и предъявила окончательное обвинение в госизмене (ст. 275 УК РФ) Антонине Зиминой и ее супругу Константину Антонцу.

Корреспонденту Настоящего Времени удалось выяснить некоторые подробности этого дела у отца Антонины, а также у того самого гостя с ее свадьбы – Руслана Панкратова.

Свадьба

В 2015 году на свадьбе Антонины и Константина среди гостей был однокурсник девушки Максим. Выпив, он начал раздавать визитки и фотографироваться с гостями. На свадьбе были также гости невесты, которые живут в Латвии. Видео и фото со свадьбы попали к спецслужбам этой страны, они смогли опознать на них действующего сотрудника ФСБ, писал "Коммерсант". По информации издания, это пока единственное доказательство вины Зиминой, якобы снимки рассекречивают спецагента.

Отец Антонины Константин Зимин утверждает, что бывший однокашник его дочери, перебравший с алкоголем на свадьбе, – Максим Денисенко: в тот момент он был действующим сотрудником российской спецслужбы. "Он сказал, что работает в ФСБ, и "если у вас есть какие-то проекты", он готов помогать. Это та беседа, которая завязалась, они бурно дискутировали, потом он еще к другим гостям подходил”, – вспоминает Константин Зимин.

Руслан Панкратов – экс-депутат Рижской думы, учредитель латвийского НКО под названием "Русский Мир Латвии". Он комментировал телеканалу "Дождь" задержание Зиминой и демонстрировал видео со свадьбы. Правда, сейчас говорит, что тех съемок у него не сохранилось. Но он хорошо помнит, как один из гостей делился подробностями своей службы в ФСБ.

"Он сидел за моим столом, он не показывал удостоверение, но он кичился своим статусом, он говорил о том, что он много что может, что он действующий сотрудник, поэтому какие-то договорные отношения он может [вести], может курировать какие-то проекты, – рассказал Панкратов Настоящему Времени. – Сотрудник, когда собирался на свадьбу – действительно, это так в новинку, что на свадьбе будут производить фото- и видеосъемку? Это так неожиданно для него оказалось, что он прям рассекретился? Потом, он же начинал болтать, и я был этому свидетелем, он же говорил об этом".

Панкратов уверяет, что сейчас если бы увидел Денисенко на улице, то не узнал бы. "И если ФСБ придерживается этой версии о том, что семья именно на свадьбе его рассекретила, то мы хотели бы получить информацию о том, что произошло с карьерой данного человека: было заведено служебное расследование управлением собственной безопасности, его понизили в должности, он подвергся каким-то допросам, может быть? Что с ним произошло?" – говорит он.

Задержание Антонины

О задержании Зиминой отец Антонины рассказывал изданию "Новый Калининград". Он вспоминал, что летом 2018 года дочь внезапно уехала из Москвы, где работал ее супруг, в Калининград, так как якобы ей предложили работу с очень большой зарплатой. Сейчас отец женщины считает, что это была ловушка: на следующий после приезда день ее задержали в его московской квартире, а в Калининграде – у жены и дочери – прошли обыски. На следующий день Зимину этапировали в "Лефортово".

Ее супруг остался на свободе, но ровно через год задержали и его.

"Он работал, ходил на работу и ни во что не верил. Один я ему говорил: "Уезжай отсюда, уезжай из этой страны, они тебя не оставят в покое". Через год его посадили: ее 3-го [июля 2018 года], а его – 11-го [июля 2019 года]", – рассказывает Константин Зимин.

Адвокаты дали подписку о неразглашении и ничего не рассказывают. Взяли такую подписку и у Константина, но он говорит, что молчать не будет: "Мне уже все равно".

Рижский "друг семьи" Зиминой Руслан Панкратов вспоминает, что для него и для коллег из фонда Горчакова "стало шоком, что приехала группа захвата в Калининград задержать ее". Он утверждает, что "была фактура" о том, что Антонина Зимина в Риге контактировала с действующим сотрудником ЦРУ и передавала ему какую-то информацию. "Шок заключался в том, что мы не могли поверить, что этот человек сотрудничал с ЦРУ, – добавляет Панкратов. – Потом были какие-то слухи, что она просила латвийское гражданство, а потом задержали ее мужа".

Панкратов предполагает, что ФСБ не стало бы просто так отправлять за Антониной целую группу захвата в Калининград, если бы на то не было причин.

"Возвращаясь к опыту Федеральной службы безопасности, если все-таки задержание произошло, значит, скорее всего, есть оперативные разработки, где документально доказано и, может быть, даже и показано, с кем происходил контакт, что передавалось, какой материал, в какой форме. Какие-то закладки, как передавалась эта информация, как использовалась, и почему эта информация, которую она передавала, являлась секретной. Потому что просто контакт – пожимание рук сотруднику Центрального разведывательного управления, – это не доказывает ничего", – отмечал Руслан Панкратов в интервью Настоящему Времени.

Член ОНК Александр Ионов подтверждает это: о возможности получения гражданства Латвии Зимина интересовалась у него лично: "Она сказала, что хотела бы узнать о возможности получения латвийского гражданства, и обратилась ко мне, чтобы я объяснил ей процедуру: как она могла бы это сделать, находясь в местах принудительного содержания".

"Рассекречивание"

По работе ни у Антонины, ни у ее супруга не было какого-либо доступа к секретным данным. В фонде Горчакова, где Зимина числилась экспертом, Настоящему Времени рассказали, что Антонина в 2014 году занималась технической организацией мероприятий – помогала с поиском помещения и аппаратуры для круглых столов. После этого в 2015-м она приезжала по приглашению фонда в Москву. О полноценном научном сотрудничестве речи не шло.

В Балтийском университете имени Канта, где училась, а потом работала Антонина Зимина, о бывшей сотруднице говорят неохотно. Заместитель проректора по социальным коммуникациям Юлия Шкуркина рассказала, что Антонина у них не преподавала, а работала лаборантом.

Однако, по словам отца Зиминой, она много ездила и организовывала круглые столы в Риге, в Вильнюсе и общалась с "прибалтийской элитой". Эти контакты могли быть интересны сотруднику ФСБ Максиму Денисенко, поэтому он поддерживал с ней тесный контакт, считает Константин Зимин.

"Это звонок Денисенко был в ФСБ. Антонина к тому времени переехала в Москву и уже стала ему неинтересна: Денисенко больше не мог писать никакие докладные ни о чем. Я думаю, это и послужило: он ее сам "слил". А то, что рассекретили: кем он рассекречен, до сих пор спрашивается".

"Друга семьи" Руслана Панкратова отец Антонины считает "нашим разведчиком в Латвии", но говорит, что точно этого не знает: "Но если вы посмотрите видео: одна военная выправка, которая у него, аналитический ум, где он шурует. Житель Латвии как будто – шурует, он точно знает, сколько разведчиков каких стран работает. Откуда это у человека?"

Константин Зимин считает, что именно Панкратов мог рассказать своим "коллегам" по спецслужбе о том, что на свадьбе сотрудник ФСБ активно рассказывал гостям о своей работе: "А в отместку года через три работник ФСБ заявил, что это не он виноват во всем, хотя с его легкой подачи это все произошло, и перевалил на плечи Антонины".

Летом 2018 года, после того, как Антонину арестовали, появилась версия, что это сделано якобы для того, чтобы обменять Зимину на Марию Бутину, задержанную тогда в Вашингтоне. Константин Зимин на это отвечает, что "только дураки в природе могут гражданку России поменять на гражданку России". "Как бы меня ни убеждали, у Антонины не было никакого латвийского гражданства. Так что эта тема муссировалась. Это у нас депутат Калининграда Гинзбург первый, кстати, начал. Он понимал, он сразу сказал: "Таких много сейчас наберут. У нас шпиономания в России".

Написать комментарий (8)