8 апреля 2020, ср 9:56

Тайная война в Сирии 5

12:16 26.03.2020 — Политика

Россия может столкнуться с Ираном?

Шиитские ополчения оказывали сирийскому режиму серьезную военную поддержку с 2012 года, когда страна обратилась к ним за помощью. Иранское руководство сыграло ключевую роль в организации и вербовке этих сил из Ирана, Ирака, Ливана, Афганистана, Йемена, Пакистана и некоторых азиатских стран с шиитским населением под лозунгом сопротивления. В обмен им обычно предлагались денежные суммы, хотя были и другие стимулы, такие как предоставление гражданства. Ливанская «Хезболла» стала ведущей силой, вмешавшейся в конфликт на стороне режима и в тесной координации с Ираном. Уже после на арену вышел Корпус стражей исламской революции и иракские, афганские, пакистанские и йеменские формирования, подготовкой которых занимались иранцы, пишет египетское издание Sasapost (перевод — inosmi.ru).

В результате силы режима восстановили контроль над многими районами страны, особенно на юге Сирии, граничащем с Иорданией, Палестиной, Ливаном и Ираком, а вышеуказанные формирования разместились на стратегических возвышенностях и намеренно создали центры для пополнения своих рядов из числа молодых добровольцев. Это заставило страны вроде России и Иордании выдвинуть идею формирования «армии стабильности» в Дераа для противостояния шиитским ополченцам.

Карта иранского присутствия на юге

Иран проник вглубь южных сирийских провинций, таких как Эль-Кунейтра и Дераа, где он командует крупными вооруженными силами, особенно в регионе Эль-Ладжат. Это ополчение, по словам исследователя Диа Каддура, имеет около 14 военных баз в Дераа, вблизи сирийско-израильской границы в Эль-Кунейтре и в западных районах Дамаска. И это несмотря на российско-израильское соглашение, позволяющее армии режима восстановить контроль над южной Сирией до границ с Израилем, и вывести иранские силы и «Хезболлу» на 80 километров от израильской границы в качестве временного шага, пока просьба израильтян о выводе иранских сил из Сирии не будет удовлетворена полностью. В июле 2018 года режим и оппозиция заключили соглашение, и в этой ситуации ополчения были вынуждены изменить свою стратегию.

Они начали вербовку молодежи, используя целый арсенал, включая денежные стимулы и предоставление защиты. Кроме того, они создали штаб безопасности при Четвертой дивизии, получающей прямую поддержку от Ирана, для вербовки молодых людей. В обмен на денежное вознаграждение и освобождение от военной службы они вступают в ряды лояльных иранцам военных формирований. Также они привлекают на свою сторону лидеров оппозиционных вооруженных групп, базировавшихся в Дераа. Опасаясь за свою жизнь и не желая проходить обязательную службу, иногда молодежь нелегальными путями бежит в Ливан, в чем ей тоже помогает «Хезболла» в обмен на сумму до двух тысяч долларов за человека.

По оценкам Сирийской сети по правам человека, в стране насчитывается от 15 до 20 тысяч иракских бойцов, примерно в 7-10 тысяч членов ливанской «Хезболлы» и от 5 до 7 тысяч афганских и иранских ополченцев. Однако по другим оценкам, число шиитских ополченцев может достигать 80 тысяч человек.

С другой стороны, сформировались и местные отряды, создавшие свои военные базы в стратегически важных районах, служащие центрами для управления операциями. Среди них «Шиитская бригада 313», сформированная исключительно из жителей провинции Дераа. Она проводит операции вдоль международной трассы в направлении города Дераа до контрольно-пропускного пункта «Насиб» и обеспечивает безопасность маршрута снабжения от Дамаска до «Бригады 34» недалеко от города Эль-Масмия в Эль-Ладжате.

Ополченцы «Асаиб Ахль аль-Хакк аль-Иракия» и «Хезболла» захватили ряд деревень в Эль-Ладжате, сравняли их с землей и разрушили около 650 домов на территории площадью более 30 квадратных километров. Они превратили этот регион в военную базу иностранных ополченцев, поддерживаемых Ираном. Помимо этого, они захватили штабы военных формирований, лояльных сирийской армии, включая командующих девятой дивизией в городе Эс-Санамейн, пятой дивизией в Азраа, а также на стратегических возвышенностях Тель аль-Хара и Тель аш-Шаар.

«Сын перестает подчиняться отцу»

В июле 2018 года российские войска столкнулись с сопротивлением, когда сопровождали 11-ю дивизию сирийской армии для вывода отрядов «Хезболлы» со своих позиций в городе Эль-Кусейр в сельской местности Хомса. Этот план, который не был согласован с Ираном или «Хезболлой», предполагал восстановление сирийского контроля над КПП Джусия на границе с Ливаном и продвижение к району Эль-Каламун. Силы «Хезболлы» отказались покинуть свои позиции.

В результате российские и сирийские войска покинули район менее чем через 24 часа после прибытия, после чего «Хезболла» усилила свое присутствие в городе Эль-Кусейр. Этот небольшой инцидент, возможно, был призван оценить реакцию Ирана, и как стало очевидно, Москва может оказаться бессильна перед иранскими отрядами в южной части Сирии. Или же речь идёт о нежелании использовать военное давление, чтобы заставить их покинуть эти районы.

В настоящее время, похоже, Израиль и Иордания допускают присутствие сирийской армии на юге. Хотя не секрет, что проиранские силы внедрились в ряды сирийский армии, судя по всему, это не беспокоит две соседние страны, пока все связанные с Ираном силы дистанцируются от сирийской армии и уходят в районы базирования в восточной и западной местности к северу от Дераа. Это происходит на фоне давления со стороны российских войск после завершения их миссии по поддержке операций режима на юге Сирии.

Россия продемонстрировала неспособность вытеснить иранские отряды. Что касается тезиса, что после своей победы Асад начнет вытеснять Иран из страны, то возвращение его сил на юг доказывает обратное. Важным шагом на пути к достижению долгосрочных целей Тегерана является присутствие сирийских сил в качестве точки соприкосновения «Хезболлы» и других формирований, чтобы в любой момент иметь возможность развернуть свои силы в этом регионе.

Тот факт, что шиитские боевики останутся в Сирии на неопределенный срок, может быть частью процесса демографических изменений, начатого режимом и Ираном. Их цель — опустошить города и заменить коренное население шиитской общиной. Как заявил командир Корпуса стражей исламской революции 16 января 2019 года, Иран сохранит военное присутствие в Сирии вопреки угрозам Израиля.

Армия, созданная тайно для удара по Ирану

После заключения соглашения между лидерами Сирийской свободной армии и Россией в июле 2018 года о передаче районов на юге силам режима в обмен на сохранение легкого оружия (тяжелое сдавалось), оппозиционные формирования были распределены в восточной части Дераа. Речь идет о городе Бусра-эш-Шам под контролем бывшего командующего группировкой «Куват Шабаб Сунна» Ахмеда аль-Авды, городе Насиб под руководством бывшего командующего «Джейш аль-Ярмук» Имада Абу Зурейка, в Дераа-эль-Баляд под руководством полковника Абу Мунтера ад-Дахни. На западе Дераа, в городе Тафас, ситуацию контролирует Абу Муршид аль-Бурдан, глава «Джейш ас-Саура».

Шейх Фейсал Абазид, глава комитета по примирению в городе Дераа, сообщил Sasаpost, что в июле 2019 года в столице Иордании Аммане состоялась встреча между лидерами Сирийской свободной армии, проживающими в Иордании, лицами из Турции, российскими офицерами разведки и иорданской разведкой. Участники выдвинули идею создания сил на юге под названием «Армия стабильности».

По его словам, российские офицеры предложили вернуть лидеров Сирийской свободной армии в их города и поселки в Дераа, где они базировались до падения провинции, при условии, что они будут сражаться с Ираном на юге, получая финансовую и материально-техническую поддержку, включая автомобили и другие транспортные средства, среднее и легкое оружие и, конечно, денежное вознаграждение для лидеров фракций.

Абу Гази`, бывший командир формирования «Куват Шабаб Сунна» сообщил Sasаpost, что Ракан Аль-Худайр, лидер фракции «Джейш аль-Ашаир», встретился с генерал-майором Али Мамлюком, вице-президентом Сирии по вопросам безопасности и бывшим директором Национального бюро безопасности, отвечающим за координацию сирийских разведывательных служб. Они договорились о формирования новой фракции в южной части Сирии под названием «Армия юга», заявленная цель которой — установить контроль над деревнями и городами провинций Дераа и Эль-Кунейтра и бороться с иранским влиянием в этой местности. Тем временем, необъявленной, но гораздо более важной целью, по данным частных источников, является опережение россиян, работающих над созданием «Армии стабильности».

Шейх Фейсал раскритиковал идею такого формирования. По его мнению, страны хотят сражаться с Ираном руками жителей Дераа. Он заявил: «Тот, кто хочет противостоять Ирану, должен взять своих союзников и сражаться с ним. Я советую молодежи не присоединяться к этому формированию. Глава сирийского режима привёл Иран в Сирию, и он является марионеткой в руках русских, а Тегеран всегда заявлял, что пришёл по просьбе сирийских властей. Россия, имеющая политический и международный вес, смогла вторгнуться в Сирию и навязать свои интересы как внутри страны, так и за ее пределами. Она способна вывести иранские силы, при помощи единственного телефонного звонка иранскому правительству, и для этого вовсе не нужно создавать армии».

Даже после смерти Сулеймани у Ирана есть план

После утечки информации о планах создать «Армию стабильности» на юге Сирии Иран начал активно действовать в этом регионе. Как сообщил шейх Али аль-Габша, Иран разделил все свои силы, включая четвертую, третью, пятую и девятую дивизии. Состоялось множество встреч и совещаний, которые первоначально проводились под руководством Касема Сулеймани, бывшего командира «Аль-Кудс» при КСИР. Они проводились на протяжении всей недели в городе Джабаб на севере Дераа, где присутствовали Рашид Абдель Хади и Муртада аль-Хусейн.

На этих собраниях говорилось о необходимости создания нового лояльного Ирану формирования из жителей южной Сирии. Оно должно было получить название «Исламское сопротивление», включать только шиитских бойцов из четырех провинций и подчиняться непосредственно КСИР. Предполагалось набрать сотни молодых людей.

По словам Махди Бази, недавнего присоединившегося члена «Исламского сопротивления», за его создание отвечали Абу Али аль-Хираки, гражданин Ливана и член политического бюро «Хезболлы», Муртада аль-Хусейн, шиит из провинции Дейр-Эз-Зор и такой же член политического бюро движения, Мунир Шагенани, член «Хезболлы», ответственный за ситуацию вокруг Голанских высот, а также Рашид Абдель Хади — шиит из Дейр-Эз-Зора.

Бази подчеркнул, что после смерти Касема Сулеймани число добровольцев в поддерживаемых Ираном отрядах увеличилось. После того, как режим установил контроль над регионом в феврале, к ним присоединилось 4500 добровольцев. Ещё 500 человек вступили в ряды в период 2012-2015 годов, и являются выходцами из шиитских семей провинции Дераа.

К чему приведут нынешние военные приготовления?

Как полагает эксперт в области обороны Файез ад-Дувейри, согласно СМИ, правительство и сирийская армия контролируют южную часть Сирии, но на самом деле этот регион и окраины Голан находятся под контролем иранских шиитских ополчений и российских сил. Присутствие проиранских ополченцев и «Хезболла» у иорданской границы означает, что Иордания может стать объектом нападений, что создает для страны военную угрозу.

Не так давно, а именно 5 апреля 2019 года, ополчения, формально подчинявшиеся сирийскому режиму и называющие себя «Народным сопротивлением в восточном регионе», заявили о ракетном ударе по силам США. На следующий день лояльное сирийским властям ополчение «Лива аль-Бакир», опубликовало заявление, в котором объявило джихад против американских войск в Сирии и их союзников. Утверждается, что эти две группировки имеют связи с Ираном: «Бригада Аль-Бакир» подчиняется Тегерану в большей степени, чем Башару Асаду, в то время как «Народное сопротивление» также является иранским формированием. Как демонстрируют эти и другие примеры, шиитские боевики, якобы лояльные сирийскому режиму, на самом деле подчиняются приказам Исламской Республики Иран, представляя большую угрозу даже интересам Соединенных Штатов и их союзников.

События за несколько дней до того, как американские власти объявили об убийстве Касема Сулеймани, а также после случившегося, указывают решимость Соединенных Штатов положить конец иранскому присутствию и мечте о сухопутном маршруте, соединяющем столицы Ирана, Ливана и Сирии. Другими словами, в будущем мы будем свидетелями роста напряженности между американцами и иранцами на сирийской арене, даже если этот вопрос немного ушел на второй план из-за эпидемии коронавируса, сулящей Сирии новые трудности по прошествии девяти лет конфликта.

Написать комментарий (5)